+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Жизнь в Таджикистане

Содержание

Жизнь в Таджикистане

Жизнь в Таджикистане

Таджикистан является одной из стран Центральной Азии. Это государство способно предложить особый колорит своим гражданам и туристам. Цены в Таджикистане невысокие. Именно это позволяет приезжать в эту республику многим путешественникам.

Россиянам не нужно оформлять визу для поездки в Таджикистан. Благодаря относительно низкому уровню цен, граждане Таджикистана могут позволить себе жить на нормальном уровне, даже несмотря на то, что в стране процветает безработица.

Найти работу в Таджикистане достаточно проблематично.

Вид на президентский дворец в Душанбе

Ранее Таджикистан был весьма успешной и развитой страной. Сегодня же это государство Центральной Азии приобрело не очень лестную славу. Значительно упали объёмы производства, вырос уровень безработицы, появилась социальная незащищенность.

Но, несмотря на всё это, Таджикистан по-прежнему удивляет своей культурой, природой, национальными блюдами, достопримечательностями и особым гостеприимством. Граждане этой Республики всегда с уважением и радостью относятся не только к своей стране, но и к её гостям. Именно поэтому Таджикистан остаётся одним из мест, которые непременно хочется посетить хотя бы раз в жизни.

Образование

Здание Таджикского Национального Университета в Душанбе

Как и во многих развитых странах, образование в Таджикистане подразделяется на:

  1. Дошкольное.
  2. Среднее.
  3. Средне — специальное.
  4. Высшее.

Сегодня существенных отличий от других стран в методике преподавания не наблюдается. Дошкольное образование осуществляется сугубо по желанию родителей ребёнка и не является обязательным.

Большее внимание правительство республики в 2019 году уделяет полному среднему образованию. Согласно правовым нормам и аспектам, получить полное среднее образование должен каждый таджикский ребёнок, независимо от материального положения или вероисповедания.

Среднее образование разделяется на несколько этапов, таких как:

  1. Начальная школа. В неё дети поступают в возрасте шести — семи лет. Сам процесс обучения проходит в среднем четыре года. За этот период времени, ученик заканчивает четыре класса и готовится перейти в так называемую среднюю школу.

    Открытие новой начальной школы в селе

  2. Средняя школа. Начинается с пятого класса. Ученикам необходимо в средней школе проходить обучение на протяжении пяти лет.
  3. Старшая школа. Начинается с десятого класса. На этом временном периоде учащиеся дети повышают уже полученный уровень знаний, и постепенно определяются с дальнейшей специальностью. В среднем старшая школа подразумевает два года обязательного обучения.

В целом получение полного среднего образования занимает одиннадцать лет.

После завершения средней школы, гражданин Таджикистана вправе поступить в любое учебное профессиональное заведение.

Свой выбор он может остановить не только на школе. В Таджикистане огромное количество различных лицеев, профессиональных училищ, гимназий разных направлений.

Обучение в таких учебных заведениях продолжается на протяжении трёх лет.

Но если сравнивать профессиональный колледж со старшей школой, предпочтение лучше отдать профессиональному учебному заведению, так как после его окончания ребёнок уже обладает какой-то специальностью.

После завершения старшей школы, учащемуся выдаётся свидетельство о полном среднем образовании. А выпускник училища или гимназии получает уже диплом со специальностью. Высшее образование дети в Таджикистане получают в ВУЗах.

Основным документом для поступления в такое учреждение является свидетельство или диплом. При отсутствии одного из документов, о поступлении в высшее учебное заведение не может быть и речи.

Для поступления все абитуриенты должны сдать вступительные экзамены.

К высшим учебным заведениям на территории Таджикистана относятся:

Они могут быть как государственными, так и частными.

Здание Технологического университета в Таджикистане

Для частных учебных учреждений обязательным условием является наличие специальной лицензии, разрешающей осуществлять данный род деятельности.

Все высшие учебные заведения предоставляют возможность получить такие степени, как:

  1. Бакалавр.
  2. Магистр.
  3. Специалист.

Для получения степени бакалавра необходимо пройти обучение на протяжении четырёх лет. Магистр и специалист присваиваются после шестилетнего обучения в высшем учебном учреждении.

Поступить в аспирантуру или докторантуру можно лишь с дипломом магистра или специалиста. Срок обучение в таких организациях составляет три года.

По истечении этого времени, человеку проходившему обучение, присваивается степень кандидата наук или доктора.

Удивительно, но сегодня в Таджикистане действует давно забытая, пяти балльная шкала оценивания. Именно она, по мнению правительства, способна в полной мере оценить знания и возможности студентов и школьников.

Сегодня Таджикистан испытывает не особо лёгкие времена в экономическом плане. На финансовое положение в стране существенно повлиял кризис. Но, несмотря на это, ежегодно правительство республики выделяет достаточно крупную сумму денег на развитие и реструктуризацию образовательной системы.

Медицинская система

К огромному сожалению, сегодня система здравоохранения Таджикистана находится не на очень высоком уровне. Виной всему тотальная безработица и низкий уровень заработных плат. Всё больше таджикских медиков стремятся уехать из республики в поисках лучшей жизни. В стране процветает коррупция, и именно по этой причине все вложенные финансовые средства не дают результата.

Вся медицинская система Таджикистана заключается в наличии государственных муниципальных учреждений и частных медицинских центров.

Церемония открытия новой больницы в одном из сел Таджикистана

Муниципальные поликлиники и больницы обладают весьма талантливыми кадрами, но совсем лишены современного медицинского оборудования из-за недостатка финансирования из государственного бюджета.

Именно это является причиной не обращения в государственные учреждения. А частные организации многим просто не по карману. В государстве весьма низкий уровень заработных плат, и многие таджики не могут себе позволить проходить лечение в частных медицинских учреждениях из-за весьма высоких цен.

В Таджикской республике отсутствует понятие медицинского страхования. Причём его нет не только обязательного, но и добровольного.

Именно поэтому всем гражданам порой приходится платить не только за выписанные врачом медицинские препараты, но и за саму консультацию или приём.

Сегодня на территории Республики Таджикистан осуществляют свою деятельность пятьдесят частных клиник.

Карта Таджикистана с указанием городов и приграничных государств

К следующему году планируется их количество увеличить в два раза.

Налоговая система

Согласно налоговому кодексу, принятому ещё в 1991 году, граждане Таджикистана обязаны выплачивать в районе семнадцати налогов в государственный бюджет. Из них четырнадцать имеют республиканское значение.

В 2019 году налоговая система Таджикистана разделяется на два таких уровня, как:

  1. Налоги общегосударственного значения.
  2. Налоги по местности.

Общегосударственные налоги включают в себя:

  1. Подоходный. Взимается с физических лиц, в размере от десяти до тридцати процентов от заработной платы.
  2. На прибыль. Касается лишь юридических лиц. Его размер — 30 процентов от прибыли.
  3. Размер налога на добавленную стоимость равен 30 процентам.
  4. Акцизный. Его размер напрямую зависит от дифференцированных ставок.
  5. Социальный взнос. Сумма колеблется от 25 до 30 процентов.
  6. Налог на землю.
  7. Налоговый взнос недропользователей.
  8. Налог на имущество, находящееся в собственности предприятия. Составляет полпроцента.
  9. Налог за пользование транспортным средством.
  10. Налоговый платёж с предпринимательской деятельности. Разделяется по виду продаваемого товара. Если предприниматель торгует тканями, он должен отдать в государственный бюджет двадцать три процента. Если товаром является алюминий, то сумма налога составляет три процента.
  11. Налог на пользование дорогами, предназначенными для транспортных средств.
  12. Налог малых предпринимательств.
  13. Пошлина в государственный бюджет. Размер платежа от пятнадцати до тридцати процентов.
  14. Платеж на таможню.

Второй уровень включает такие налоги, как:

  1. С розничной продажи. Максимальная сумма равна пяти процентам.
  2. На имущество, которое относится к категории недвижимое. Сумма до одного процента.
  3. На пассажирский транспорт, а точнее, на его содержание. Гражданам Таджикистана необходимо ежемесячно отдавать два процента от своей заработной платы.

Пенсионная система

Пенсионная система Таджикистана заслуживает особого внимания. Дело в том, что максимальный и минимальный объём пенсии в этом государстве обозначается президентом. В 2016 году минимальной пенсией была сумма в 104 сомони. Сомони – это национальная валюта Таджикистана.

Пенсию имеют право получать лишь граждане Таджикистана. В этом государстве предусмотрены такие виды пенсий, как:

  1. Пенсия согласно выслуге лет в государственных органах.
  2. Пенсия по инвалидности.
  3. Пенсия по причине утери кормильца.
  4. Пенсия по достижению пенсионного возраста.
  5. Социальная пенсия.

Пенсия по достижению пенсионного возраста выплачивается лишь в случае уплаты налогов на протяжении всей трудовой жизни. В этом случае для мужчин пенсионный возраст настаёт после шестидесяти трёхлетнего возраста. Стаж работы при этом должен быть не менее 25 лет. Для женщин минимальный стаж работы составляет 20 лет. Пенсионный возраст начинается с 58 лет.

Людям, которые не обладают минимальным трудовым стажем, также выплачивается пенсия. Но она в два раза меньше минимальной.

При этом стоит учитывать, что стаж работы должен быть не менее 5 лет. Социальную пенсию получают граждане, которые с рождения являются недееспособными. В Таджикистане предусмотрены надбавки к пенсионным выплатам. Надбавку вправе получить:

  1. Пенсионеры, официально нетрудоустроенные.
  2. Пенсионеры, старше восьмидесяти лет.
  3. Инвалиды войны.
  4. Герои Советского Союза.
  5. Военнослужащие на особую выслугу.
  6. Инвалиды первой и второй группы.
  7. Люди, участвовавшие в ликвидации Чернобыльской аварии.

Транспорт

В Таджикистане граждане этой страны обязаны вносить ежемесячный платёж за пользование транспортными средствами, на содержание дорог и на обслуживание общественного транспорта. Последний налог составляет два процента.

Транспорт в Таджикистане преимущественно наземный. Республика не имеет выхода к морю, поэтому все переезды, связанные с торговлей осуществляются при помощи автомобильных средств. Добраться до страны можно и самолётом. Но этим больше пользуются туристы.

Цены

Столицей Таджикистана является город Душанбе. Именно в этом городе самые высокие заработные платы в стране. Средняя зарплата составляет двести долларов. В других городах государства она не поднимается выше ста.

Цены в Таджикистане относительно невысокие. Это касается продуктов питания. А вот цены на недвижимость слегка завышены. Например, за один квадратный метр в центре Душанбе придётся заплатить семь сотен долларов США.

Цены на продукты отличаются в зависимости от города. В Душанбе пачка сигарет будет стоить около пяти долларов, а в никому не известном городе Нурек такую же пачку сигарет можно приобрести всего за один доллар.

Стоимость говядины на рынке в Душанбе

В таблице снизу представлены данные относительно цен на некоторые продукты питания в зависимости от города.

НаименованиеГород Душанбе (цена в долларах)Город Нурек (цена в долларах)
Бутылка питьевой воды (1.5 литра)0.350.20
Хлеб0.600.20
Куриное мясо (1 килограмм)4.551.45
Молоко (1 литр)10.50
Бутылка пива (0.5 литра)21.5
Бутылка вина (750 мл.)31.7
Рис (1 килограмм)1.51
Помидоры (1 килограмм)10.50
Картошка(1 килограмм)0.50.30
Сыр (1 килограмм)64.8
Яйца куриные (1 упаковка – 10 штук)1.31

Туристам можно не переживать, что на еду потребуется тратить большое количество денег.

Приготовление настоящего таджикского плова

В среднем обед на одного человека в приличном кафе будет стоить семь долларов.

Аренда однокомнатной квартиры в среднем обходится в двести долларов в месяц без учёта коммунальных услуг. Стоимость коммунальных платежей равна тридцати долларам. А снять номер в гостиничном комплексе на двоих можно за тридцать семь долларов в сутки.

В целом большинство таджиков их жизнь полностью устраивает. Несмотря на то, что сегодня уровень жизни в республике весьма низок, очень маленькое количество людей переезжают жить в другую страну.

Чаще можно встретить явление под названием трудовой эмиграции. То есть люди уезжают из Таджикистана жить в другое государство на несколько лет с целью заработать денег.

Большинство из них всё же возвращается жить на родину.

Жизнь в Таджикистане имеет свои минусы и преимущества. Из минусов можно выделить:

  1. Нестабильность.
  2. Слаборазвитую экономическую систему.
  3. Высокий уровень безработицы.
  4. Коррупцию.
  5. Отсутствие должного медицинского страхования.
  6. Обилие налоговых платежей.

К преимуществам можно отнести:

  1. Культуру населения республики, их традиции, обряды и преданность своей стране.
  2. Низкие цены на продукты питания.
  3. Хорошие климатические условия.

Источник: https://VisaSam.ru/emigration/pereezdsng/zhizn-i-ceny-v-tadzhikistane.html

Восток – дело тонкое: какие правила не стоит нарушать туристу в Таджикистане

Жизнь в Таджикистане

Илья Буяновский — путешественник из Москвы. Не первый год он исследует регион за регионом страны постсоветского пространства, о чем пишет в своем блоге

На этот раз он поделился соображениями о том, как важно соблюдать правила местного этикета. Порядок поведения на Востоке он хорошо усвоил за время долгих путешествий по Центральной Азии.

Таджикистан поражает путешественника величием гор и гостеприимством. Здесь быстро пропадает тревожное ощущение — “надо успеть дотемна”. Кров путник найдёт там, где его застанет ночь.

Жители Таджикистана в большинстве владеют русским языком, так что и в коллективном такси на головокружительных серпантинах, и у прилавков шумных базаров, и за дастарханом в гостевой комнате туристу не избежать бесед. На какие особенности ему стоит обратить внимание, чтобы не случилось конфуза?

В Таджикистане заведено вести долгие беседы

На первый взгляд жители Таджикистана, да и всей остальной Средней Азии, кажутся людьми простыми и по-детски непосредственными.

Незнакомые люди на улицах и базарах могут поприветствовать вас, как старого друга — на ты, и увлечь разговором.

Но не стоит удивляться тому, что буквально каждый норовит задать один и тот же набор вопросов: откуда вы, когда приехали, были ли в самых красивых местах (они могут варьироваться от региона к региону), “какого ты года”, есть ли у семья и дети, кем работаете и так далее. И на эти вопросы путешественнику придется отвечать, скорее всего, десятки раз.

© Илья Буяновский

Рынок, архивное фото

Кажущаяся непосредственность — на самом деле следствие глубокой этической традиции. Заветы ислама и древние обычаи корнями еще из Согдианы оставили жителям неписаные инструкции буквально на каждый случай жизни.

Поэтому слова таджик или узбек подбирает быстро и легко. Культура вежливых улыбок и “маленьких разговоров” здесь даст фору американской. Беседы ни о чем, состоящие из стандартных вопросов и столь же стандартных ответов, таджики могут вести часами. Поговорить с гостем — для многих просто оказать ему почтение и соблюсти этикет.

Гость в Таджикистане — посланник Аллаха

Немудрено, что с точки зрения путешественника самая заметная традиция Востока — это гостеприимство. Божьим посланником называл гостя еще Пророк, а дороги в горах Таджикистана появились по меркам его долгой истории недавно. На извилистых тропах рыскали волк и басмач, и гостеприимство было вопросом выживания.

Многие жители Средней Азии бывают в России и очень ценят, когда и россияне приезжают к ним. Русский турист здесь тоже иностранец, человек из иного мира, — но с ним можно говорить на одном языке и на обоюдно понятные темы, поэтому интерес со стороны таджиков абсолютно искренний. А в глухих горных кишлаках вы и сами — достопримечательность.

Большие таджикские семьи живут в таких же больших домах, где всегда найдётся комната для гостей. Там от пола до потолка высится запас цветастых ковров и подушек, которых хватило бы на многолюдную свадьбу, и хозяева не потревожат вашего сна. Таджики в горной глуши небогаты, но для гостя всегда найдутся лепёшки, масло, фрукты и чай.

© Илья Буяновский

Жители деревни в Таджикистане, архивное фото

В целом чем труднодоступнее населенный пункт и чем ближе вы к сельской мечети — тем охотнее вас будут зазывать в гости. Но помните про…

Правило трех отказов

“Что в Лондоне позор, в Рангуне — честь”, — писал в XIX веке Киплинг. В русской культуре осуждается пустословие, но в Средней Азии все иначе.

© Sputnik

Приглашение в гости или предложение подарка может быть обычным знаком внимания. Один предложил, другой отказался, все остались довольны. Для непонятных ситуаций в Таджикистане по этикету существует “правило трёх отказов”: если вам что-то предлагают — первым делом откажитесь.

Если ваш собеседник настроен серьезно, он не замедлит повторить своё предложение, и лишь третье ваше нет — окончательное. Впрочем, если вы ответили да там, где этого не нужно — у вашего собеседника, скорее всего, уже припасен красивый отказ.

Будучи в Таджикистане, сохраняйте лицо

Жители Средней Азии при всей своей южной живости все же очень сдержанные. В Таджикистане нормально громко и искренне радоваться, сверкая белозубой улыбкой, но шуметь, ругаться, размахивать руками в спорной ситуации — значит потерять лицо.

Иностранца в таком конфликте будут просто игнорировать, а вот таджику публичная вспышка гнева грозит потерей уважения со стороны всего кишлака или махалли (квартала) на годы вперед.

  • Свадебная церемония в Таджикистане, архивное фото© Илья Буяновский
  • Деревенские жители, архивное фото© Илья Буяновский
  • Таджички, архивное фото© Илья Буяновский
  • Пастухи, архивное фото© Илья Буяновский
  • Таджикистан, архивное фото© Илья Буяновский
  • Попрошайка в Таджикистане, архивное фото© Илья Буяновский
  • Жители Таджикистана на ослике, архивное фото© Илья Буяновский

1 / 7

© Илья Буяновский

Свадебная церемония в Таджикистане, архивное фото

Поэтому совет — не раздражайтесь, а некоторые особенности этикета (скажем, иное отношение ко времени) просто примите как данность.

Кто такие таджики: россиянин ломает стереотипы о Таджикистане за 9 минут

Торг уместен

В Таджикистане есть и супермаркеты в городах, и сельпо в кишлаках, но центр жизни — все равно базар. Он служит обычно и автовокзалом, где набирают пассажиров легковые “коллективные такси”, и фуд-кортом с обилием столовых (ошхана) и кафе (чайхана).

Здесь принято торговаться, но все же советская эпоха взяла свое: не надейтесь сбить цену в 5-10 раз. В начале торга она завышена обычно где-то в 1,5 раза. Главное — ничего не заказывайте и никаких услуг не принимайте, не договорившись о цене заранее, — постфактум не торгуются!

С покрытой головой

Таджикистан — страна мусульманская и по меркам бывшего СССР набожная, хотя с точки зрения иранца или афганца тут, наоборот, царит свобода нравов.

Девушки здесь ходят в длинных платьях и с покрытыми головами (но лица если и прячут, то от солнца и пыли), и даже в Душанбе или Худжанде редко увидишь женщину за рулем.

Дорогу в Таджикистане лучше спрашивать у прохожих своего пола, и хотя молодые таджички бывают удивительно красивы, не стоит пытаться их сфотографировать (а вот мужчины, напротив, попасть в кадр обычно рады).

Эти правила верны и для Памира. Не обманывайтесь европейской одеждой женской половины его населения: исмаилизм (господствующая здесь ветвь ислама) налагает меньше формальных ограничений, но по сути не менее строг.

Пиала с уважением

У любого народа культурные нюансы этикета видны за столом. Среднеазиатский стол — дастархан, крытый скатертью настил на полу, вокруг которого гости сидят на коврах и подушках. Среднеазиатская кухня вкусна и сытна (в особенности специфическое таджикское блюдо курутоб), и неотъемлемая часть любой трапезы — это лепешки и чай.

Очень нехорошая примета — класть лепешку вверх дном, и при всей вежливости хозяев на такую ошибку вам непременно укажут. Чай в Таджикистане предпочитают зелёный и никогда без отдельной просьбы не кладут в него сахар. Пьют здесь не из чашек, а из широких пиал.

Подавать чай с уважением — значит, наливать половину пиалы, как бы показывая этим: не спеши!

Не все дома: Как живут таджики, оставшиеся на родине — Bird In Flight

Жизнь в Таджикистане

Отправляясь за границу на Новый год, вы собираете большой чемодан и часами изучаете путеводители и отзывы на сайте отеля. Вызываете такси, едете в аэропорт и готовитесь в ближайшую неделю или две не думать ни о чём важном.

У вас отличное настроение, и в аэропорту вы не замечаете, как через рамку соседнего металлодетектора быстро проходят смуглые угрюмые мужчины, попарно скованные наручниками. Они в лёгкой одежде, все их вещи помещаются в полиэтиленовый пакет, который они несут в свободной руке. Это нарушители миграционного законодательства.

Их депортируют или, говоря официальным языком, принудительно выдворяют за пределы Российской Федерации. Они едут домой, в Таджикистан.

Не так давно во время рейда ФМС в Петербурге представители властей отобрали у Зарины Юнусовой её пятимесячного сына Умарали. Следующей ночью младенец умер при странных обстоятельствах. Можно спорить о причинах смерти ребёнка, но нельзя отрицать запредельную жестокость российских властей по отношению к иностранцам из Средней Азии.

Дедушка Умарали, Назар Бобоеров, молится на его могиле.

В семье Зарины Юнусовой 10 детей. Единственный источник дохода — денежные переводы братьев из-за границы.

Деньги, присылаемые трудовыми мигрантами, в последние годы генерировали значительную часть ВВП Таджикистана (от 50% в 2011 до 36% в 2014 году). Так от переводов не зависит ни одна страна в мире.

Причина проста: в Таджикистане с населением более восьми миллионов человек практически отсутствует собственная экономика и большая часть трудоспособного населения ездит на заработки в Россию. Сейчас размер этих доходов падает вместе с экономикой России: в 2015 году переводы составят 20% от ВВП.

В семье Зарины Юнусовой 10 детей. Живут крайне бедно, единственный источник дохода — денежные переводы братьев Зарины из-за границы.

Зарина смотрит, как брат возвращается из коровника.

Мать Зарины — главная на кухне. Она даёт указания дочерям и следит за тем, чтобы в казане не пригорел плов. Топят по-чёрному — это значит, что дым выходит не через трубу, а в щели под крышей. Слева — подпёртая поленом газовая плита. С тех пор как Узбекистан перестал продавать Таджикистану природный газ, такие плиты стали попросту бесполезными.

Таджикская семья сегодня держится на женщинах. Шамсия Ватанова из селения Бобои Вали после смерти мужа 16 лет назад сама вырастила шестерых детей. Сейчас на её пенсию и небольшой приработок живут 11 детей и внуков. Иногда присылают деньги сыновья.

Петр Шеломовский

Среднему сыну Шамсии Далеру 28 лет. Недавно он вернулся из России, но из-за кризиса и падения рубля заработанных им денег не хватило даже на то, чтобы купить угля на зиму. Далер окончил налоговый институт в Душанбе, но весной ему вновь придётся поехать в Россию и заниматься там неквалифицированным трудом — в Таджикистане работы нет.

Внуки Шамсии ходят в музыкальную школу, где учатся играть на традиционных музыкальных инструментах.

В Бобои Вали есть школа, где учатся 570 детей. Большинство из них не видят своих отцов месяцами. Некоторые будут вынуждены отправиться в интернаты, потому что их матери не в состоянии воспитывать детей в одиночку.

Лолу не отправили в интернат. Когда её папа встретил другую женщину и остался в России, Шамсия забрала дочь и внучку к себе. Лола помогает бабушке по хозяйству, ходит в школу и не очень любит фотографироваться.

Далеко от Бобои Вали, в кишлаке Гумсун, что означает «пропавшая подкова», десятилетний Саидамир щурится от дыма в небольшой глинобитной кухне — мать печёт лепёшки для гостей, которых принимает его отец, пастух Саид. Зимнее пастбище находится рядом с кишлаком, но когда потеплеет, они всей семьёй отправятся на летние стоянки в горах.

Саидамиру повезло — он часто видит отца. Тот не поехал на заработки за границу, вместо этого он пасёт овец, которые принадлежат сыну президента Таджикистана, старшекласснику Сомону.

Если слышно, как в темноте водитель зашуршал деньгами — скоро блокпост.

Куда бы вы ни поехали в Таджикистане, в какой бы город, кишлак или деревню ни попали, везде с плакатов, растяжек и картин в тяжёлых рамах на вас будет смотреть спокойный, уверенный в себе мужчина в деловом костюме. Фоном таких плакатов всегда будет встающее из-за гор, прямо над головой мужчины, солнце.

Мужчина, помахивая рукой, идёт навстречу вам по утопающей в цветах ковровой дорожке.

Это президент Таджикистана Эмомали Рахмон, он работает в президентском дворце, и для того, чтобы он попал из дома на работу и с работы — домой, таджикские милиционеры, размахивая палочками и свистя в свистки, два раза в день перекрывают проспект Рудаки, центральную улицу столицы Таджикистана.

Таджикский пейзаж невозможно представить себе без милиционеров, гаишников, охранников и незримо присутствующих вокруг сотрудников Государственного комитета национальной безопасности Таджикистана. Силовиков много, и создаётся впечатление, что главная их задача — собирать деньги с проезжающих через блокпосты граждан.

Каждый раз водители безропотно отдают от 50 до 70 центов в местной валюте, чтобы доехать до следующего блокпоста. Специально для мзды таксисты держат в бардачке толстую стопку мелких купюр. Если слышно, как в темноте водитель зашуршал деньгами — скоро блокпост.

Верховный муфтий страны, Саидмукаррам Абдукодирзода, каждую пятницу выступает с проповедью, в которой рассказывает о ситуации в мире и расставляет правильные акценты.

Ещё одной важной задачей силовых структур Таджикистана является контроль за вероисповеданием. Религиозная жизнь в республике жёстко регламентирована, а верховный муфтий страны, Саидмукаррам Абдукодирзода, каждую пятницу выступает с проповедью, в которой рассказывает о ситуации в мире и расставляет правильные акценты.

Во время интервью духовный лидер страны крайне осторожен в высказываниях, и абсолютно ясно, что любое неверное слово в лучшем случае будет стоить ему должности. Прошлый муфтий с прессой общаться отказывается наотрез и, видимо, всерьёз опасается за свою безопасность.

Неудивительно, что многим хочется бежать от такой жизни без оглядки. И они бегут в Сирию. По официальной информации, из Таджикистана воевать на стороне ИГИЛ отправились от 300 до 700 человек.

Однако отец одного из парней, уехавших в Сирию полгода назад, рассказывает, что только в Фархоре — небольшом городе на юге Таджикистана — больше 140 семей, чьи дети вступили в ряды игиловцев.

Никто из родственников не знает точно, почему сыновья и братья идут на это, но все уверены: вербуют их в России.

Родственники Дильшода Курбанова, который больше года назад уехал в Сирию, оставив в Челябинске жену с двумя детьми.

Каждый из моих собеседников отказывается считать причиной вступления в ИГИЛ веру. Олим, брат Дильшода Курбанова, говорит, что сам читает Коран и что ислам не призывает к насилию. И после нескольких недель, проведённых в Таджикистане, становится ясно, что дело действительно не в религии.

Люди здесь живут в постоянном страхе, видя чудовищную несправедливость вокруг. В России им ничуть не легче. И если где-нибудь в московской мечети тихий голос из-за плеча говорит: «Брат, я знаю такое место, где к тебе не будут относиться как к человеку второго сорта», — очень сложно сказать «нет».

Источник: https://birdinflight.com/ru/reportaj/tadzhikistan.html

«Чтобы не рисковать детьми, отдала их в приют» – как живут русские семьи в Таджикистане

Жизнь в Таджикистане

Какие люди на самом деле бедные, почему иногда и правда невозможно оставить детей в кровной семье, чем занимается епархиальный приют в Душанбе и как сохранить детство в условиях крайней нищеты.

Осень с середины сентября в Таджикистане называют «афганец» — из соседней страны дует жесткий горячий ветер, несущий с собой клубы глиняной пыли из пустыни. В воздухе висит дымка, горы на горизонте словно тают. И хотя пик летней жары позади, время это неприятное — пыльно и некрасиво.

Местные дружно рекомендовали приезжать весной, когда цветет, когда трава еще зеленая, а не желтая, воздух прозрачен и далеко видно.

Но приехал, когда приехал.

В программе пребывания, которую мне прислали из местной епархии, был пункт «Навещаем многодетную семью N, забираем ребенка в приют». Я сильно напрягся — зачем, что это, почему нельзя оставить ребенка в кровной семье?

В Таджикистане узнал, почему нельзя. И как выглядят самые бедные.

Азия

Таджикистан находится в Азии, и это чувствуется с самого начала. Даже в Москве, в очереди на регистрацию на рейс, ко мне четырежды подходили люди и просили взять и зарегистрировать их груз как мой, дабы не платить за перевес.

А в самолете один из пассажиров впал в неадекват, таранил тележкой бортпроводников и лез драться. Пассажиры его связали (удивительно, как много оказалось на борту людей с разного рода красными удостоверениями), и он лежал и плевался в проходящих. Потом в аэропорту Душанбе он убежал от полиции и устроил гонки в зале паспортного контроля.

Кажется, его документы так и не нашли.

В аэропорт за мной приехала большая и красивая машина. Причем скорее большая и красивая, чем дорогая. Азия: если ты не приедешь на большой красивой машине, никто не поверит, что ты можешь сказать нечто важное.

Местные жители передают друг другу «личный номер Viber старшего сына президента Таджикистана», куда жалуются на соседей, выбрасывающих мусор в общий арык. Не знаю, есть ли у «старшего сына президента» еще какие-нибудь должности.

Ирина

Через день после прилета едем с представителями епархии навещать подопечных — последние русские семьи, которые не погибли и не уехали. В большинстве семей нет отцов. Или просто нет (ушел, умер, погиб на войне), или «уехал на заработки в Россию, больше сведений нет».

С 1989 года численность русских в республике упала в 10 раз, их осталось 35 тысяч, это полпроцента населения страны. В московском районе Южное Бутово живет примерно вшестеро больше людей.

Ирина — бабушка 4 детей. Их мама умерла от рака, от нее остался только фотопортрет, с которым сын разговаривает перед сном. Один внук живет в церковном приюте, остальные с бабушкой.

Дом, где они снимают комнату — одноэтажное бывшее административное здание в пригороде Душанбе, кем-то спешно захваченное во время войны. Комнаты — бывшие рабочие кабинеты, туалет один на весь дом. Вода из арыка во дворе. Длинный темный коридор. Снаружи жара, внутри сырость и полумрак.

Стены пахнут плесенью. Еще здесь пахнет тушеными баклажанами — кажется, это основная еда бедных.

Стены и пол завешены коврами, на ощупь — сырыми. Некоторые стены покрашены — это называется ремонтом.

Раз в месяц приходит хозяин, который берет деньги за проживание. Почему он хозяин — непонятно. Но все боятся, что выгонит или поднимет цены. Это дешевое жилье. Тем, кто здесь живет, больше жить негде.

Полиция иногда заходит, но ее интересует только, нет ли здесь наркоманов или исламистов. Отношения жильцов с хозяином — строго их проблемы.

Бабушка с внуками живут в одной комнате, комната освещается одной лампочкой. Дети в школу не ходят — нет денег на школьную форму, а без формы в школу ходить запрещено. Мальчик, который живет в приюте, выглядит гораздо чище, ухоженней и сытее своих братьев и сестер. И одет он гораздо лучше.

Денег семье хватает на съем жилья и не умереть с голоду.

Мы привозим Ирине продуктовый набор и договариваемся о том, чтобы она переселилась с внуками в приют: нужен повар, а бабушка когда-то работала в ресторанах. В этот продуктовый набор входит курица. Когда дети ели мясо последний раз, Ирина не помнит.

Осталось найти денег на то, чтобы приют достроить.

Елена

Елена живет в районе Гипрозём в Душанбе, в общежитии — самом дешевом жилье, какое можно снять в городе. Проводка, трубы, сами стены — все выглядит гнилым. Газ в здании давно отрубили. На стенах общежития можно найти следы пуль, хотя война закончилась 12 лет назад.

Поведением «юрчики» не отличались от «вовчиков», а единственным оплотом хотя бы относительного спокойствия были российские солдаты.

Елена больна — что-то со спиной. Она практически не встает, не выходит на улицу — очень больно. Более точный диагноз невозможен: на обследования нет денег, оставить детей, чтобы пойти заработать, не с кем.

Муж работает в литейном цеху у китайцев. Денег впритык хватает на оплату квартиры и еду. Любая беда или потеря поставит семью за грань выживания.

Денег отдать детей в сад и школу тоже нет. Опять же — нет денег на школьную форму и на то, чтобы устроиться по блату. Без формы в школу ходить запрещено законом: это Азия, школьники ходят по запыленным улицам в белых рубашечках, черных брючках и юбочках, в начищенных туфлях.

Елена красивая. Если бы не постоянная гримаса боли — спина болит очень сильно — была бы привлекательна.

Две комнаты, которые семья занимает в общежитии, завалены хламом. Кучи непонятно чего, застеленные одеялами. Вода есть только на кухне. Елена страшно стесняется беспорядка — настолько, что отказывается от помощи волонтеров. Просто не хочет, чтобы кто-то видел, насколько все плохо.

У семьи есть возможность выкупить эти комнаты и не отдавать две трети заработка за аренду. Это стоит в пересчете на российские деньги 30 тысяч рублей. Взять такую большую сумму семье абсолютно негде.

Людмила

Людмила живет в том же кишлаке, что и Ирина, на одной улице. Отсюда несколько десятков километров до границы с Афганистаном. В этом городе гражданская война продолжалась дольше всего. Русских в Курган-Тюбе осталось человек триста. Кроме 30 старушек, прихожан местного храма, все они пытаются уехать.

Место кажется гиблым и глухим. Горизонт затянут желтой мглой «афганца», поля вокруг выжжены солнцем до ровного желтого цвета. Вокруг бродят тощие и страшные местные коровы — в Таджикистане не заботятся о скотине, просто выгоняя ее утром и загоняя вечером. Ишаки, коровы, козы, лошади, бараны — все выглядят паршиво. Люди в Курган-Тюбе тоже выглядят изможденными.

У Людмилы болеет ребенок, сын полутора лет. Чем болеет — непонятно. Обследование стоит денег. Лекарства стоят денег. Выписанные местным врачом лекарства не помогают, «обследования» заключаются в визуальном осмотре и уверенном озвучивании диагноза. Можно пройти «нормальное обследование» в Душанбе, но это стоит гораздо дороже.

Скорую в этих местах принято «благодарить» — иначе в следующий раз могут просто не поехать.

Мы оставляем Людмиле денег на лекарства. В ее доме тоже пахнет тушеными баклажанами.

Приход

В Курган-Тюбе есть православный храм. Очень красивый, практически на центральной площади, на возвышении. Он отреставрирован и смотрится очень торжественно, как офицер в парадной форме среди штатской толпы. Внутри храма пустые белые стены: ремонт затянулся и закончится неизвестно когда.

В этом храме 20 лет никого не венчали, потому что молодых русских в городе нет. Все, кого крестил предыдущий настоятель, уже уехали из страны. Если крещения и случаются, то это дети военных с российской базы.

В храме тридцать прихожан, все старушки. Мы привезли им продуктовые наборы — курица, яйца, крупы, масло. Бабушки натурально голодают, и даже странно, что в стране еще остались пенсии. Этих пенсий хватает, чтобы не протянуть ноги.

Но здесь бывает и хуже. В местной психиатрической больнице, например, больных кормят только родственники с «воли». Санитары в лучшем случае немного следят за порядком. Нет родственников — нет еды. Из-за привезенных людьми из епархии йогуртов больные всерьез подрались, санитары не стали их разнимать.

Настоятель храма Архистратига Михаила в Курган-Тюбе — иеромонах Тихон из Санкт-Петербурга, похожий на священников с фотографий начала XX века. Очень худой, очень юный, очень мягкий и улыбчивый. На вид отцу Тихону, может быть, лет 25. А может, и 19.

Непонятно, как в эти пески занесло церковного интеллигента с недописанным в СПбДА дипломом.

Деловито показывает храм, рассказывает, как именно хочет обустроить хоры, где будет лестница на колокольню и так далее. Планов у отца Тихона много. На фоне «афганца», тощих коров, трех десятков старушек-прихожанок и вообще Таджикистана он кажется слегка сумасшедшим или святым.

Приют

Из Курган-Тюбе в Душанбе возвращаешься и как-то выдыхаешь. Все-таки город, в котором много европейских зданий и нет этого жутковатого ощущения «Азии», которое невозможно точно описать.

В храме Душанбе довольно много прихожан, ведется активная стройка детского приюта и русского культурного центра. Столица все-таки, кафедральный собор.

Одна из основных забот епископа Питирима — приют для детей. После того, что я увидел в семьях Ирины, Людмилы, Елены — становится понятнее, почему так. Потому что есть нищета, превышающая наши привычные представления.

Местные рассказывают, что несколько лет назад в Таджикистане было очень много людных протестантских приходов, в основном южнокорейских. Народ шел туда валом — там кормили, раздавая после богослужений продуктовые наборы. Потом кормить перестали, и протестантские приходы обезлюдели.

Чтобы у них было детство, как мы его себе представляем. Чтобы была какая-то перспектива, кроме как пополнить армию таджикских полурабов на стройках и в магазинах России.

Чтобы у них было то, что для нас нормально, а для детей в таджикской нищете — невообразимая роскошь. Своя кровать, стол, стулья, шкафчик, игрушки. Книжки.

Книжки, кстати, они читают. Читают так же, как наши дети смотрят мультики. Потому что из той жизни, которую они живут, книга действительно оказывается окном в лучший мир.

Вечером, когда мы посещаем приют, дети выглядят тихими и уставшими. Воспитательница жалуется, что мальчики гиперактивны, но они молчаливы и сдержанны. Может быть, это при гостях.

Дети коротко острижены: почти все они в момент поступления в приют носили на себе вшей.

Приют не достроен, в нем не хватает мебели и техники. Не хватает денег на зарплаты — кроме нянечек и техперсонала нужны учителя для детей.

Сейчас детей мало, шесть человек, планы большие, а нуждаемость — десятки детей. Если дооборудовать второй этаж, можно будет исправить уже не пять, а тридцать судеб.

А также надо детей кормить, одевать, половине детей нужны врачи и логопеды. Детей водят на кружки, и кружки тоже платные.

Кадровый голод в епархии ужасный: и денег мало, и нанять некого. Все, кто хоть что-то умеет, стремятся уехать. Российское гражданство здесь понимается как волшебный билет в счастливую жизнь. Жених или невеста с российским паспортом котируются выше обеспеченного или хорошо воспитанного. Все сколько-нибудь ответственные родители заставляют детей учить русский.

Дети в приюте не хулиганят и хорошо учатся. По родителям скучают, но возвращаться все-таки не хотят. Когда они навещают братьев и сестер, те просятся уехать вместе с ними, но мест в приюте пока нет.

В дороге мне рассказали про девочку, у которой нет документов и которую не отдают в приют, потому что сестра ее сильно пьющего отца против, а мама забита до положения абсолютно бесправного и безголосого существа. Если бы было больше денег, возможно, девочку можно было бы как-то вытащить. Но пока денег нет.

Приюту требуется довольно многое, месячный бюджет — около 100 тысяч рублей. Если расширяться, то вырастет и бюджет.

Нужно 300 тысяч на оборудование кухни. Двести тысяч на нормальную мебель. Питание одного ребенка — 3500 рублей в месяц. Врачей на пять детей — тысяч на шесть в месяц. Логопед стоит 1500 рублей за 8 занятий в месяц.

Некоторым детям надо переоформлять документы, точнее делать их с нуля — это тоже деньги, примерно 3500 на человека. Зарплата нянечки — 7000 рублей в месяц, педагога — десять тысяч.

Эти зарплаты считаются в Таджикистане невысокими, но нормальными.

И так далее, родители поймут.

Помочь приюту и другим подопечным епархии можно здесь

Если у вас есть идеи или вопросы, можно позвонить Полине Юферевой, сотруднице Синодального отдела по благотворительности, координатору помощи: +79689889004  

Источник: https://www.pravmir.ru/chtobyi-ne-riskovat-detmi-otdala-ih-v-priyut-kak-zhivut-russkie-semi-v-tadzhikistane/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.